Власть и бессилие азиатских поставщиков, часть III

СУРОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ И НЕУТЕШИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ.

Для наших читателей, как и, собственно, для нас бесспорен следующий факт. Все, абсолютно все постащики в настоящее время нацелены на долгосрочное сотрудничество со своими партнерами, в том числе и в России. Они заинтересованы в конечном итоге своей работы и хотят, чтобы мы получили рыбу, которая не только долетит живой, но и будет расти и радовать своих покупателей. Для этого они проводят специальную подготовку, которую можно назвать полноценным профессональным карантином. Стоит отметить, что в условиях бесконечной мутации ихтиологической флоры, где каждый новый этап мутации более устойчив к прежним препаратам, профессионализм трудно переоценить. Можно сказать, что ихтиологи и биохимики поставщиков находятся в авангарде науки, - они дешево и эффективно справляются с целым букетом возбудителей, распостранителей и прочей биологической заразы, которая живет на рыбе.


Давайте посмотрим, какие этапы карантина проходит аквариумная рыбка в аквариумах поставщика. Во-первых, ихтиологи поставщика не принимают на свою базу рыбу, которая подозревается в вирусемии, а также рыбку, которая не выдержит карантинных процедур и дальнейшего перелета. Во-вторых, на базе у поставщика рыба очищается от биологической «грязи» того рыбоводческого хозяйства, где рыбка родилась и выросла. На этом этапе рыбка обрабатывается, в том числе, и от кожных и всяких вечерних паразитов. В-третьих, проводится очистка кишечника и пищеварительной системы рыбы от глистов, паразитов и прочих простейших, которые в условиях принудительной голодовки рыбы начинают поедать саму рыбу.


Эти этапы целиком и полностью совпадают с этапами медикаментозного карантина, который проходит рыба, поступившая в наше рыбоводческое хозяйство. Можно с уверенностью сказать, что рыба прошедшая предполетную подготовку где-нибудь в Азии будет жить и прекрасно чувствовать себя, если посадить ее в акваримум где-нибудь, например, в Бангкоке или Шанхае.

Стоит задать справедливый вопрос – если у поставщиков все так замечательно и хорошо, зачем вообще проводить карантин на территории России. Рыба, поступившая из рыборазводческого кооператива, очищена от биологической грязи, протравлена на все виды внутренних и внешних паразитов и полностью, что называется, готова к употреблению в аквариумном смысле этого слова.


Однако, реальность далека от пожеланий покупателей. И тут решающую роль играют два фактора. Во-первых, это перелет. Во-вторых, это плотность паковки. Все медикаментозные процедуры нацелены только – рыба должна выдержать чудовищный стресс в виде двух или трех суточного перелета в условиях экстремальной плотности посадки. Поставщики, как и мы, поставлены в жесткие условия конкурентноспособной цены, поэтому единственный способ заработать для них – отправлять фантастическое с точки зрения ихтиологии количество рыбы в пакете. Эти два фактора полностью переворачивают ихтиологическую реальность. В итоге ситуация складывается таким образом, что мы, находясь в России, получаем рыбу, нуждающуюся в еще одном полноценном медикаментозном карантине.


Почему так происходит? Почему рыба прошедшая карантин у поставщика, нуждается в повторном карантине? Дело в том, что карантин, который проходит рыба в Азии, специфичен, так как нацелен на перелет в условиях критической посадки. Именно эта специфика полностью девальвирует ценность этого карантина. Ихтиологические проблемы и факторы стресса аквариумной рыбы при перелете описаны в околоаквариумной литературе достаточно хорошо и мы не будем их рассматривать подробно. Давайте объективно рассмотрим факторы, которые сводят на «нет» итоги труда азиатских коллег.

  1. Долговременная принудительная голодовка. Любая рыба в течение всех предполетных процедур не кормится. В результате все ослабленные особи теряют свой жизненный потенциал. А ослабленные особи при принудительном разведении, - это около 30% всего поголовья. Мы часто сталкивались с тем, что у живой и активной с виду рыбы имелись неработающие органы, которые атрофировались в результате голодовки. Такая рыба обречена – она проживет ровно столько, насколько ей хватит запаса жизненной активности – принимать пищу и переваривать ее она уже не может. При этом процент ослабленных особей возрастает, а изначально ослабленные особи попадают в положение полуживых, находящихся между жизнью и смертью.
  2. Ослабление иммунитета. Рыба, которая попадает к поставщику, фактически вырвана из своей экологической ниши и посажена в нетипичные для нее условия. В этих условиях происходит воздействие «тяжелых» препаратов, в том числе антибиотика. Поставщик не может ждать и уничтожает паразитов препарами, которые «гасят» природный иммунитет самой рыбы. Иммунитет аквариумной рыбы, ослабленный многолетней селекцией и линейным скрещиванием, подвергается воздействию препаратов, которые отучают иммунитет рыбы, учится самостоятельно бороться с заболеваниями.
  3. Химические и термические «ожоги» воздействия протозойных препаратов. Очистка рыбы от биологической «грязи» и кишечных паразитов, а также удаление внешних кожных паразитов и сосальщиков происходит с применением «тяжелых» для животных препаратов, - например, сульфатами и солями тяжелых металлов. Только такими препаратами удается «снести» червя, которых мутирует год от года и приспосабливается к воздействию альтернативных препаратов. Результат, конечно, эффективен, но рыба получает «ожоги» не только слизистой, которая восстанавливается долго и трудно, но и всех кожных и чешуйчатых покровов. В этом году мы столкнулись с проблемой полного отсутствия слизистой в пищеварительной системе, которая была начисто сожжена солями ртути, которые поставщик использовал для очистки рыбы от жаберного сосальщика. Такая рыба обречена – она не может переваривать пищу, при этом время для восстановления слизистой требуется достаточно много, на что у рыбы банально не хватит времени, - она сдохнет раньше.
  4. Последствия воздейсвия препаратов, понижающих жизненную активность рыбы. При транспортировке рыбы в условиях критической плотности поставщики используют препараты, которые интенсивно тормозят жизненную активность, очень часто применяются препараты седативного характера. Азиатские спецалисты активно экспериментируют в этой сфере, но пока особенного прорыва не видно. Рыба погружается в состояние, чем-то напоминающий летаргический сон, и выходит из него, когда концентрация препарата снижается, то есть тогда, когда получатель наливает свежую воду в пакет с рыбой. Все по-разному переносят воздействие таких препаратов, но выход из него сопряжен не только с «запуском» внутренних органов, но и с концентрацией токсических веществ в крови животного. Этот, не будет преувеличением сказать, яд, настолько сильно «сжигает» печень рыбы, наполняя ее концерагенами, что зачастую рыба имеет печень, похожую на печень алкоголика, умершего в весьма престарелом возрасте. Кроме того, «недобитые» паразиты и черви в пути начинают активно питаться рыбой, которая не может противостоять такому воздействию.

Можно сказать, что специфика проводимого поставщиком карантина, практически сводит к нулю положительный эффект проводимых процедур. Побочный эффект такого карантина и побочный эффект самого перелета приводит к тому, что мы получаем рыбу, которая нуждается в новом карантине.


Мы получаем не только физически ослабленную и находящуюся в стрессе рыбу, но и рыбу, которая «обожжена» тяжелыми химическими препаратами и которая с великим  трудом пытается заново «запустить» свою жизненные функции.

В чем заключается задача нашего карантина, карантина проводимого на нашей аквариумной базе. Наша задача – профессионально принять находящуюся на грани жизни и смерти рыбку и подготовить ее к дальнейшей полноценной жизни в наших аквариумах и акваримах наших покупателей. Что для этого мы делаем?

Во-первых, мы принимаем рыбу таким образом, чтобы все благоприятствовало запуску ее активных жизненных функций. Это очень не просто, - для каждого вида рыбы есть свой подход и своя специфика приемки и пересадки. Затем, в течение нескольких суток мы пытаемся адаптировать рыбу к новым условиям существования, к аквариуму, протоке, наше воде. На этом этапе мы начинаем прикармливать рыбу, переводя ее на местный корм.

Естественно, на этом этапе «отходит» вся ослабленная рыба и вся так называемая «невозвратная» рыба, или, иначе говоря, рыба с неработающими внутренними органами. В этот период мы возвращаем рыбе жизненную активность и заставляем ее функционировать в новой для нее среде. Затем мы начинаем процесс активного медикаментозного карантина, который может выдержать рыба. Зачем мы делаем это вновь? Дело в том, что рыба не бывает «чистой» в ней и на ней живут целые колонии простейших и прочих «животных». В том числе это касается паразитов, сосальщиков и прочих. Здоровая рыба справляется самостоятельно с такими паразитами, а вот ослабленная, а уже тем более погруженная в анабиоз рыба, сделать этого не сможет. Поэтому вся паразитная флора и фауна размножается в период транспортировки в геометрической прогрессии и за короткий промежуток достигает критической для животного концентрации.

Процедуры медикаментозного карантина для каждого вида имеет свою специфику, но, в целом, совпадает, с этапами карантина наших азиатских коллег.

Во-первых, мы очищаем рыбу от внешних паразитов, и от паразатической флоры, расположенной на животном, - «сносим» т. н. «бактериалку».

Во-вторых, мы освобождаем жабры и кишечник животного от глистов, червей и сосальщиков.

В-третьих, мы проводим комплекс мероприятий, нацеленных на профилактику или лечение ихтиофтириоза и прочих типических заболеваний. На этом этапе мы освобождаем рыбу от так называемой «местной инфекции». Это, как правило, специфический вид простейших микроорганизмов, живущих в симбиозе с рыбой. На каждой рыборазводческой ферме своя «местная инфекция», - эти простейшие живут с рыбой с рождения и не доставляют ей никакого неудобства. Однако, в критических условиях стресса перевозки «местная инфекция» начинает активно паразитировать на рыбе. Поэтому мы предпочитаем очищать рыбу от воздействия этих простейших.

На финальном этапе карантина мы проводим стимуляцию жизненной аквтивности животного, используя для этого иммуномодуляторы, применяемых для лечения человека. После этого рыба способна уже самостоятельно противостоять не только заболеваниям, но и внешним негативным воздействиям, что дает рыбе возможность не только перенести трудности доставки до покупателя, но и успешно адаптироваться к новым условиям существования уже у нашего клиента.

Мы можем подвести неутешительные итоги. Ихтиологическая реальность такова, что, несмотря на комплекс профессиональных карантинных процедур, проводимых поставщиком на своей базе, прибывающая из Азии рыба требует не менее профессионального карантина в России. Карантин в России напоминает карантин на базе поставщика, но нацелен он на то, чтобы получатель получил здоровую и активную рыбу, соответствующую заявленным стандартам.


Карантин азиатского поставщика не менее профессионален и не менее результативен, однако нацелен на совершенно иной результат – его задача доставить рыбку до нас, сохранив рабочую, конкурентноспособную цену. А это возможно только при условиях критической плотности заказа и жесткой необходимости двухсуточной транспортировки. Прибывшая рыба требует вложить в нее профессиональный труд и знания ихтиологов, - «колеса» или «транзит» не предназначены для дальнейшей продажи в розницу. «Колесная» рыба, попадающая в розничные сети через Птичьи рынки российских городов, обречена на мучительную гибель в аквариумах зоомагазинов, управляющие которых стремтся сэкономить на закупочной стоимости аквариумной рыбы. Это псевдоэкономия, ведь «транзитная» рыба будет с достаточной долей вероятности гибнуть если не в аквариуме зоомагазина, то в аквариуме покупателя.